Готская Русь
mortuos_plango
Случайные поиски вывели меня на очередной пир духа, я бы даже сказал, двойной: историческое фричество + готский язык. О чём ещё можно мечтать?

Полный текст тут.

Там, конечно, стена текста, и комментировать её невозможно, ибо что ни предложение, то перл. Поэтому передам вкратце суть:

РУССКИЕ КАЗАКИ ПРОИЗОШЛИ ОТ ГОТОВ
ЕРМАК - ЭТО ЭРМАНАРИХ
РУССКИЕ - ЭТО ГОТЫ

Каково, а? По доказательной базе текст ничем на общефрическом фоне не примечателен. Напротив, там всё довольно сдержанно и даже фантастических этимологий слов мало. Занятно не это, занятно то, что логика автора идёт вразрез с привычным путём русских патриотов-пересмотрщиков истории. Если у тех чаще "этруски - это русские" (то есть всё, что ни есть хорошего в истории, пошло от русских/славян), то тут наоборот: мы не славяне, мы германцы и равны европейским народам, также ведущим свою историю от германцев. С одной стороны, посыл помягче, чем у адептов Руси как основы мироздания, но и опаснее. Потому что автор не пересматривает историю столь уж откровенно и бредово. Он берёт известное и меняет его местами.

Были готы в Причерноморье? Были.
Взаимодействовали готы со славянами? Взаимодействовали.
Есть куча готских слов в русском языке? Есть.

Ну так чего ещё надобно? Всё сходится. Стал быть, наши и Рим брали, и Аттилу побивали. Эвона как.

И снова о Каталонии
mortuos_plango
Тут я должен признаться в своих симпатиях к анархизму. Впрочем, это всё равно что ничего не сказать, ибо анархизм анархизму рознь, а уж левых я в принципе недолюбливаю. Однако, даже если речь идёт о кондовых анархо-синдикалистах, я всё равно не могу избавиться от симпатии.

Это обстоятельство, наряду с восторгом от "1984", и побудило меня взяться за оруэлловскую публицистическую повесть "Памяти Каталонии", которую вчера я уже поминал. Я уже примерно представлял, что речь там пойдёт о событиях в Каталонии во время испанской гражданской войны, когда антисталинисты POUM и анархисты CNT-FAI фактически подверглись репрессиям со стороны коммунистов при попустительстве республиканского правительства. То есть в то самое время, когда нужно было сражаться против Франко, антифашистский фронт ввергся в междоусобицу. Знал я и то, что именно за коммунистами стояла советская поддержка и гонения на ПОУМ и анархистов, вероятно, были инспированы Советским Союзом. Короче говоря, грязное дело. И хотя Оруэлл всё это подтвердил, он предложил качественно иной взгляд на эту войну.

Но всё-таки надо дать синопсис этой войны. Ежели кто не знает, то республиканцы-антифашисты являли собой достаточно пёстрое сборище: от либералов и умеренных социалистов до радикальных анархистов. И понятно, что трений между ними не могло не быть. Пикантности ситуации придавало и то, что Каталония, бывшая оплотом CNT-FAI и имевшая притом давнее стремление к незавимости, де-факто была полуавтономной: анархисты контролировали изрядную часть важных учреждений и промышленных предприятий. А в последние до коллективизации был вложен в том числе и иностранный капитал. Таким образом, в подавлении каталонской вольницы оказались заинтересованы самые разные персонажи: и правительство, едва ли радовавшееся независимой Каталонии, и испанские коммунисты, анархистов в принципе не терпевшие, и СССР, стремившийся также усилить позиции компартии, да и разобраться с условно-троцкистской POUM, и не-фашистские страны Запада. Последние, впрочем, в принципе смотрели на испанскую республику с холодным отчуждением. Ну, а каким количеством попкорна запаслись Франко, Гитлер и Муссолини, остаётся только гадать. Короче говоря, оруэлловская повесть, начинаясь с описания военного быта а-ля Ремарк, кончается собственно Оруэллом: настоящей антиутопией с "охотой на ведьм" и дикой пропагандой. Так что Уинстона Смита действительно можно назвать оруэлловским альтер-эго. Подробности каталонских событий, как и в принципе ход испанской войны, я тут освещать не буду. Любопытствующий удовольствуется википедией, а кто-то, быть может, обратится к Оруэллу и другим достойным источникам.

А теперь - упомянутый выше взгляд. Оруэлл считал, что гражданская война скорее была не сопротивлением мятежу Франко, а революцией на фоне этого мятежа. Он продвигал концепцию, по которой в конфликте, на самом деле, были три стороны: франкисты, движимые не столько фашистской идеологией, сколько стремлением вернуть старые, "феодальные" порядки; "правые" республиканцы, стремившиеся скорее утвердить статус-кво, достигнутый революцией, то есть эдакий капиталистической строй с налётом социализма - как ни странно, в этом лагере оказываются и коммунисты с их стремлением к сильному государству; и, наконец, "левые" республиканцы, то есть анархисты, POUM и др., которые не желали останавливать революционных преобразований даже на фоне войны. Таким образом, складывалась парадоксальная картина. "Правых" и "левых" республиканцев объединял антифашизм, но в то же время не только франкисты, но и "правые" республиканцы были антиреволюционерами. Если хотите красивой формулы, то я бы обозначил это так: борьба Республики, Реставрации и Революции.

Я мысленно переворачиваю этот треугольник туда-сюда и всё же с сожалением прихожу к мысли, что Революция проиграла бы при любом раскладе. Анархисты не были нужны никому. За Реставрацией стояла не только прямая военная поддержка со стороны нацистской Германии и фашистской Италии, но и молчаливое попустительство со стороны Запада, и прежде всего, Англии и Франции, чьими радениями, например, существовало эмбарго на поставки испанской республике оружия. В конечном счёте, Запад боялся красных куда сильнее, чем коричневых, и коричневые пришли к власти: слишком знакомый сценарий, не правда ли? В Лиге наций даже был организован шедеврально лицемерный Комитет по невмешательству в испанские дела. СССР, конечно, ещё как вмешивался, но делать ему это была куда сложнее, чем фашистам, да и всё равно: поддерживал-то он Республику, а не Революцию.

Я не люблю моральное восприятие истории, как и в принципе моральное восприятие действительности. И в описанной мной ситуации видится не сражение Сил Добра с Силами Зла, но омерзительная ловля рыб в мутной воде, в которой, в том или ином виде, поучаствовали все. СССР, единственный (не считая декларативной Мексики) выступивший на стороне антифашистов, лишь постфактум (то есть по итогам Второй Мировой) смотрится героем. В 37-м году он был таким же рыбаком. Каталонские анархисты смотрятся на этом фоне выгоднее всего. Наверно, просто потому, что они могли положиться только на самих себя.

PS. Продолжая тему прозорливости Оруэлла. Признаваясь в любви к Испании, он регулярно иронизировал над испанской ментальностью: потрясающей безалаберностью, необязательностью и постоянным откладыванием на завтра. Но именно на эту ментальность он возлагал надежды: даже если победят фашисты (а писал он свою книгу, когда война ещё не кончилась), испанский фашизм всё-таки будет человечней немецкого или итальянского. Всего лишь потому, что испанцы не смогут обеспечить порядок, необходимый для тоталитарной государственной машины. И, глядя на послевоенную историю Испании, думается, что в чём-то Оруэлл был прав. По крайней мере, фашизм тут кончился как-то сам собой.

"Памяти Каталонии", Дж. Оруэлл
mortuos_plango
Дочитываю. Прекрасная книжка. Эту цитату хочу привести целиком (перевод не мой, но в целом сойдёт):

Те, кто писали против нас памфлеты и смешивали с грязью на страницах газет, сидели в полной безопасности у себя дома, или, по крайней мере, в редакциях в Валенсии, в сотнях миль от пуль и грязи. Кроме оскорблений, сыпавшихся в порядке межпартийной грызни, газеты были полны обычной военной чепухи — барабанного грохота, прославления своих и оплевывания противника. И все это, как обычно, делалось людьми, не участвовавшими в боях, людьми, готовыми бежать без оглядки пока ноги несут, лишь бы удрать с поля боя. Война научила меня — это один из самых ее неприятных уроков, — что левая печать так же фальшива и лицемерна, как и правая. Я был совершенно убежден, что мы — сторонники правительства — ведем войну, ничем не похожую на обычную, империалистическую войну. Но наша военная пропаганда не давала оснований для такого вывода. Едва начались бои, как красные и правые газеты одновременно начали злоупотреблять бранью. Памятен заголовок в «Дейли мейл»: «Красные распинают монахинь!» В это же время «Дейли уоркер» писала, что Иностранный легион Франко «состоит из убийц, торговцев женщинами, наркоманов и отребья всех стран Европы». В октябре 1937 года «Нью стейтсмен» потчевала нас россказнями о фашистских баррикадах, сложенных из живых детей (чрезвычайно неудобный материал для возведения баррикад), а мистер Артур Брайан уверял, что в республиканской Испании «отпиливание ног консервативным купцам» дело «самое обычное». Люди, которые пишут подобные вещи, сами никогда не воюют; они, возможно, полагают, будто подобная писанина вполне заменяет участие в сражении. Всегда происходит то же самое: солдаты воюют, журналисты вопят, и ни один истинный патриот не считает нужным приблизиться к окопам, кроме как во время коротеньких пропагандистских вылазок. Иногда я с удовлетворением думаю о том, что самолеты меняют условия войны. Возможно, когда наступит следующая большая война, мы увидим то, чего до сих пор не знала история — ура-патриота, отхватившего пулю.

PS. Увы, пулю так никто и не отхватил. Впрочем, это один из немногих просчётов Оруэлла. В остальном товарищ Эрик Блэр отличался удивительной прозорливостью.

О национализме и национальности
mortuos_plango
Под националистами я тут разумею не каких-нибудь скинов и им подобных, а в принципе всех товарищей, которые ставят во главу угла национальность как важный фактор внутренней и внешней политики. За этим обстоятельством, правда, зачастую следует когнитивное искажение, когда национально ориентированное мировосприятие обращается назад, в историю: человеку сложно представить, что в другие времена и в других местах идентичности и оппозиции могли конструироваться на совсем других основаниях (взять хоть религию). Это самое искажение мне представляется тоже важной частью национализма.

Поскольку я русский, свои мысли я основываю, прежде всего, на наблюдениях за русскими националистами: от местных деятелей, имена которых любезному читателю ничего не скажут, до каких-нибудь дичайше публичных персонажей типа Дугина. Вопрос о том, стоит ли воспринимать таких людей всерьёз, я не ставлю. Просто потому, что любая идеологическая серьёзность и искренность в наш постмодернистский век кажется мне комичной. Впрочем, довелось мне достаточно (если не сказать, досыта) пообщаться и с людьми, которых я могу смело назвать украинскими националистами. Пообщаться в нормальной информационной обстановке, т.е. до известных событий. Националисты они именно в том смысле, какой я указал в первом абзаце: это обычные люди, не в партиях и не в группах - но описанное искажение цвело и пахло в их дискурсах.

По итогам наблюдений я заметил ключевой пункт национализма как дискурса - или nodal point в терминологии Лаклау и Муфф. Этот пункт вполне очевиден - сама природа национальности. И этот пункт крайне противоречив.

Думаю, что есть два основных подхода к национальности: биологический и социальный. С биологическим всё просто: национальность воспринимается как некая врождённая черта человека (что нередко связывается с чертами расы и внешности), здесь значимы понятия типа "кровь" или "происхождение". И это воззрение (хотя зачастую и не проговариваемое), пожалуй, наиболее распространено. И как бы не открещивались в таком случае националисты, качественно оно никак не отличается от расизма, нацизма или как там ещё это называется. Речь ведь не о ненависти и насилии, а о том, что приписывая человеку некую ментальность, некий характер исходя из его национальности, мы попросту подменяем психологию биологией (т.е. отказываем человеку в праве на индивидуальную психологию, на характер, сложившийся, прежде всего, в результате личного опыта) и создаём стереотипы. Хорошие ли, плохие ли - но стереотипы. Я уж не говорю о том, что всё это весьма сомнительно с научной точки зрения. И даже можно обойтись без естественных наук - хватит и одной истории.

С этим воззрением связан ещё один безответный вопрос. Положим, да, "кровь" всё решает и от своей русскости или немецкости ты никак не открестишься, она над тобой довлеет. Но в таком случае какое право имеют отдельные товарищи прибирать себе право говорить от лица всех русских или всех немцев? Я понимаю смысл существования каких-либо общностей типа профсоюзов или тех же религий. Эти люди (в идеале, конечно) объединяются на основе схожих воззрений и/или целей - осознанных проявлений воли конкретных людей. В случае же биологической национальности мы имеем просто общность людей, которые вместе просто потому, что они такими родились. Т.е. с тем же успехом можно проповедовать общность людей, которые родились с двумя ногами. Смысл? И, опять же, почему некто вправе говорить мне, каким должен быть я, русский и двуногий, чего я должен хотеть и во что верить? Этот некто не приобрёл свою русскость и двуногость, он не стал "русскее" или "двуногее" меня, чтобы меня учить - у него не было ничего вроде откровения у религиозного пророка, например.

Реже, размытее и, как правило, у более подкованных товарищей встречается противоположное воззрение о социальной природе национальности. Т.е., моим языком, что национальность есть лишь социальный конструкт. Сложный, многолетний, прививающийся с детства и действующий на уровне не идеологических догматов, но повседневных поведенческих мелочей - но конструкт. То есть то, что может быть создано и изменено. Если такое воззрение и встречается, то, в основном, в виде восприятия той же русскости как культурного кода - и это позволяет соотнести национализм с многонациональной империей. Впрочем, слышал я и вполне научный тезис о том, что национальное восприятие в России в принципе инклюзивно, т.е. русские могут записывать в русские и тех, кто ими (условно, разумеется) не является. Например, Гоголя. Украинцы же - с эксклюзивным восприятием национальности Гоголя - будут считать только украинцем. Нетрудно заметить, что тут и основания для классификации разные. Насчёт корректности терминов эксклюзивность/инклюзивность судить не берусь, но, по-моему, звучали они именно так.

Социальное воззрение и сильнее, и слабее биологического. Сильнее - потому что в принципе ближе к реальности или хотя бы к стройной и непротиворечивой аргументации с ясными основаниями. Слабее - потому что по определению признаёт относительность национальности, в отличие от абсолютности "крови". Т.е. национальность в данном случае будет скорее в одном ряду с религиозной принадлежностью. Что, с одной стороны, позволяет говорить о наличии своих интересов у данной общности, а с другой - всё-таки налагает границы (в т.ч. и юридические) на масштаб (вплоть до наглости) притязаний этой общности. <ирония> Впрочем, в стране, где есть закон о защите чувств верующих, но нет закона о защите разума неверующих, последнее обстоятельство не должно никого смущать </ирония>.

***
mortuos_plango
Всякое разное тут, в общем.
Да, тутСвернуть )

Трудно
mortuos_plango
Прозреваю, что на фильм "Трудно быть Богом" вышли и выйдут рецензии с названиями по шаблону "Трудно быть <кем-то/чем-то>". Что ж, доведу сию формулу до апофеоза и озаглавлю так, как озаглавил. Трудно. В принципе. Всем. Экзистенциально.

Поскольку прецедент уже есть, предупреждаю: СПОЙЛЕРЫ! СПОЙЛЕРЫ! ГОСПОДИИСУСЕ! СПОЙЛЕРЫ!!!!11
Желающий погрузиться, тыкай сюдаСвернуть )
Метки:

Сеанс революционной самокритики с полным её разоблачением
mortuos_plango
Продолжаю начатую здесь тему кино о левом терроре 70-х годов. На сей раз речь пойдёт о японском фильме "Объединённая Красная армия" (далее по аббревиатуре - "ОКА") за авторством Кодзи Вакамацу.

Несмотря на нескрываемую низкобюджетную трэшовость, данная лента, по сравнению с "Комплексом Баадер-Майнхоф" и "Карлосом", отличается и наибольшей идейной завершённостью, и лучшей художественной реализацией смыслов. Такой вот парадокс.

Повторюсь, местами творение Вакамацу смахивает на продукцию небезызвестной студии Asylum. По этой причине, а также потому, что фильм действительно психологически тяжёл, я не хочу никому его рекомендовать. Что ж, теперь с чистой совестью могу использовать сюжетно-смысловые спойлеры.

Начать сеанс революционной самокритикиСвернуть )

Gutiska razda
mortuos_plango
Готам в истории не повезло. Равно как и их родичам вандалам. Выступив в авангарде германского завоевания Западной Римской империи, они в итоге исчезли едва ли не бесследно. Их королевства уничтожили византийцы и арабы. Их веру - арианство - церковь искоренила как ересь. Их имена стали нарицательными, бранными словами: "готический" изначально было синонимом "грубого" и "варварского", а уж про вандалов и говорить нечего... Их языки умерли. Вандальский практически испарился: оставшегося материала слишком мало, чтобы реконструировать язык. Готскому повезло больше. У готов нашёлся человек - человечище! - по имени Вульфила[1], арианский епископ, проповедовавший христианство у своих соплеменников, осуществивший перевод Библии на родной язык и создавший для этих целей письменность - алфавит из греческих, латинских и рунических символов. Не будь Вульфилы - кто знает? - может быть, так и остался бы готский бесписьменным и совершенно нам не известным.

А теперь сеанс лингвофрении...Свернуть )

Мьевилль, Толкин и гегемония
mortuos_plango
Наткнулся на интервью известного фантаста Ч. Мьевилля, где он, в частности, высказывается по поводу Толкина. Решил дать критику на критику. В процессе получилось, что я не столько разбираю отдельные суждения Мьевилля и Муркока, на которого он ссылается, сколько высказываюсь по поводу самого их метода и понимания литературы, по поводу политизации литературной деятельности. В итоге вышла гремучая и, чего греха таить, объёмная смесь из рассуждений о неомарксизме, гегемонии, проблеме политической окраски литературы и собственно Толкине. Части, касающиеся неомарксизма и гегемонии, носят в целом характер пересказа и личной интерпретации. Не знаю, насколько они будут интересны читателю неискушённому и полезны читателю искушённому, но, полагаю, без них не станут понятными моё несогласие с Мьевиллем и мои взгляды на Толкина.
Сначала процитирую Мьевилля:Свернуть )
Итак, у нас два основных вопроса:

1) Имеет ли Мьевилль право адресовать Толкину ту критику, которую он адресует?
1.1. Правомерность употребления социологического/политического анализа к Толкину.Свернуть )
1.2. Верность мьевилльского анализа Толкина в рамках социологизма.Свернуть )
2) И какое прочтение Толкина в таком случае считать наиболее предпочтительным.Свернуть )
Я не претендую на оригинальность идеи. Как справедливо заметила wynn_whisper, Толкин сам всё это неоднократно говорил: и на вопросы о войне отвечал, и о целях писал. Так что мораль моей басни очень проста - всё лежит на поверхности, и иногда сигара - это просто сигара, а не проявление буржуазной морали. Произведения Толкина написаны не ради политики и не о политике, Мьевилль же ищет там что-то сугубо своё.

Символ веры
mortuos_plango
Несколько неожиданно я стал хранителем маленькой семейной реликвии - молитвослова, принадлежавшего моему прапрадеду Василию Ивановичу Рудницких. Гадаю теперь, как бы сей артефакт сберечь.

Вот так он выглядит:Свернуть )

Такая вот история на ночь.
Метки:

Пропаганда России как феномена
mortuos_plango
Везёт мне сегодня на фриков. Неожиданно наткнулся на человека, который, по всей видимости, подпитывает "лингвистическую" деятельность Задорнова и иже с ним. Итак, знакомьтесь, Александр Драгункин (оф. сайт), порождение отечественной филологии и красноречивое свидетельство её печального состояния.

Как понимаю, начал он с рекламы собственной нетрадиционной (тм) методики преподавания английского языка, эффективность которой сомнительна, и иррациональной борьбы с международным фонетическим алфавитом (тем самым, на котором обычно даются транскрипции в учебниках; г-н Драгункин всё передаёт кириллицей, т.е., по сути, это форменный транслит). А закончил... нет, увы, продолжает штудиями в том духе, что все европейские языки произошли от русского (ну, знакомая басня - и дальше в том же духе), а также изумительными этимологиями и морфологиями. К примеру, слово "сказать" раскладывается как "СК-азать", и от этого "СК" производятся германские say, saga и т.п. Ну, и охаивание Фасмера в комплекте. Его лингвофрики в принципе не любят.

Есть на его сайте восхитительный Устав Фонда восстановления исторической справедливости, умещающийся на одной страничке. Фонд занимается исключительно полезными и важными вещами в области пестования патриотизма и национального самосознания (за прошедшие 20 лет их, кажется, уже столько пестовали, что они разве что ещё не взмыли к небесам. Вместе с "Протоном"...). Меня особо порадовали два пункта Устава: "пропаганда России как феномена внутри России и за рубежом" и, ни много ни мало, "восстановление престижа России как мировой державы". С тем, что Россия - тот ещё феномен, я вполне согласен. Наверно, и престиж её несложно будет восстановить, если объявить русский язык самым что ни на есть коренным, от которого все эти европейцы понахватались заимствований.

В общем-то, объявлять себя прародителями всего на свете, прикрываясь псевдонаучным ореолом - дело очень благодарное и вдохновляющее. Эти парни не дадут соврать.
Метки: ,

Веганский джихад-2: Просветление
mortuos_plango
Они как будто знали, где я живу, и специально подбросили в подъезд сей концентрированный пир духа. Суть становится ясна только к концу, но чтение того стоит.
ПричаститьсяСвернуть )
Особенно меня умилила сноска. Будто курсач.

Ностальгическое
mortuos_plango
Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1993, от начала же Новой России второй. Было мне пять лет, и обитал я в перманентно умирающем городке под названием Бутурлиновка. В ту пору читал я журнал "Мурзилка"; помню, как за ним ходил с мамой на почту. Особенно занимала меня историческая рубрика, мягко говоря, поражавшая моё воображение. И вот, двадцать лет спустя на меня внезапно напала ностальгия. Вооружившись всемогуществом гугла, я те журналы отыскал.
Вот немного скринов.Свернуть )
Метки:

Благодарности как теория дискурса
mortuos_plango
Знакомясь с небезынтересным отечественным сборником "Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ", наткнулся на странный ляп.
В обзорной статье "С. Слембрук. Что понимать под «дискурс-анализом»?" автор указывает:

"В работе в алфавитном порядке приводится следующий список дисциплин, в рамках которых возникли определенные подходы к дискурс-анализу:
1. Аналитическая философия: Теория речевой деятельности; Принципы информационного обмена;
[...]
8. Социология принципов взаимодействия: Эрвин Гоффман (принцип взаимодействия, фрейм-анализ, базис, поверхность); Конверсационный анализ; Этнометодология;
9. Благодарности"
.

Что же это за теория такая - "благодарности"? Автор обзора не дал на это никакого ответа. Тогда я проследовал к оригиналу (Slembrouck S. What is meant by «discourse analysis»?): в девятом параграфе "Acknowledgements" приводятся обычные благодарности г-дам Ronald Soetaert, Jan Blommaert, Aaron Cicourel и ряду других.

Вот я и подумал: сколько раз можно было заметить эту нелепость? Когда автор переводил список (на русском этой книги, похоже, не существует). Когда автор писал статью, пункт за пунктом. Когда автор редактировал статью перед отправкой. Когда редакторы сборника принимали статью. Когда редакторы, собственно, редактировали. Но "благодарности" остались. Неужели автору и редакторам было настолько плевать? Или же всюду сработала священная комбинация Ctrl+C & Ctrl+V?

Возвращаясь же к оригиналу г-на Слембрука, замечу, что авторское фото, размещённое на той же странице, показалось мне забавным, тем более для такого "умного" контекста:

слембрук

О терпении
mortuos_plango
Моя общая тормознутость, усугублённая тягой к философической рефлексии или рефлексирующей философичности, как оказалось, может даже сослужить службу.

Я уже не единожды жаловался на философские отделы в книжных магазинах. Вот и в этот раз я был неприятно удивлён уж на редкость оскудевшим ассортиментом. Глаз зацепился лишь за толстенную книгу исключительно омерзительной расцветки, на поверку оказавшуюся "Новейшим философским словарём" на тему постмодернизма. Ценник её привлёк моё внимание ещё больше: окромя стартовой цены в 720 рублей значились ещё 360 и 180. Последние две были проставлены от руки, да ещё весьма коряво и с зачёркиваниями, так что итоговая стоимость оставалась под вопросом. За ответом на него я отправился к продавщице, которая тоже пришла в некоторое замешательство. Ответ, впрочем, таки нашёлся и превзошёл все мои ожидания: не самое массовое издание объёмом страниц в восемьсот стоило... 100 рублей. Надо ли говорить, что из магазина я ушёл не с пустыми руками.

Интересно, сколько лет эта книга пылилась на магазинных полках, ожидая кого-нибудь из немногочисленных городских сумасшедших вроде меня?.. И хотя конкретно за ней я не следил, но логика посещения философского отдела у меня уже устоялась: "Так-с, интересно... Что с ценой?.. Ясно. Что ж, подождём". Как выяснилось, у торговцев терпение кончается быстрее, чем у нас, философов. Сим победиши.

***
mortuos_plango
Я, в принципе, уже свыкся с олигофреническими "психологическими" и "шуточными" тестами, ползущими по интернетам с сайтов типа aeterna. Подвид этого рака мозга обитает в ЖЖ, имея обличье, скажем так, картиночных тестов. С ними я тоже свыкся, но вот, набрёл на один такой - и не смог сдержать клокочущую ярость.

Есть такая часть масскультуры, которую я бы поименовал кельтофилией. Неисповедимы глубины её тупости, ибо кельтскую культуру обычно подменяет культура кельтоязычных народов Британии, а то и вовсе одних лишь ирландцев. Оно бы и ладно, но когда олигофрены начинают лезть в "древность", случается ужасное. Опять же, и ладно бы, что данные товарищи понятия не имеют даже о том, кто такие Верцингеторикс или Боудикка, но их (товарищей) изыскания в "древности" могут порождать вот такие монструозности: http://kot-de-azur.livejournal.com/446190.html

Оставим в стороне оккультный бред, оставим в стороне и потешный исторический экскурс ("галлы - кельтское племя" - это сильно). Сказать, что это эклектика - не сказать ничего. Это винегрет. Весьма символично, что по-большому счёту к доартуровской эпохе тут фактически ничего и не относится (а это та самая древность). Зато мы имеем стереотипные кельтские узоры + христианство, которое почему-то никак не проговаривается + артуриана + (внезапно!) скандинавское язычество + (ещё более внезапно!) + стереотипный европейский оккультизм. То есть тут нам и обычные кельтские кресты, увязанные с кем угодно, но не со Св. Патриком; есть молот Тора; есть валькнут; есть дракон Нидхёгг (?!); и наконец, (ожерелье) Брисингамен, имеющее форму пентаграммы... Занавес.

Для меня всегда оставалась загадкой мотивация аудитории, пожирающей сей дебильный тестовый контент. Но мотивация тех, кто всерьёз будет пожирать сей образчик - это просто за гранью моего разумения. Равно как и то, что творилось в голове у составителя сего непотребства. Хотя, быть может, ничего и не творилось вовсе? Впрочем, это ответ на все вопросы.

Честно говоря, в первые секунды у меня мелькнула мысль: если бы в моём распоряжении был молоток, а также пальцы сего сочинителя, то я бы не сомневался, что делать.

Карлос, Баадер, Майнхоф
mortuos_plango
Вчера посмотрел фильм "Der Baader Meinhof Komplex", который у нас переводят как "Комплекс Баадер-Майнхоф" (далее - "КБМ"), хотя всё-таки кажется более уместным употребление родительного падежа. Почему "комплекс", в самом фильме никак не поясняется. Насколько понимаю, слово "комплекс" имеет в немецком языке ту же двойственность, что и в русском: это и некая сложная система, и психологическая проблема. Пожалуй, содержание фильма соответствует обоим этим значениям. Помнится, в "Карлосе" (далее - "К"), о котором я ещё не раз здесь упомяну, был такой персонаж - Габриэль Крёхер-Тидеманн по прозвищу "Нада" (милая девушка, я считаю; что в реальности, что на экране). Героиня немногословная, но одним своим сумрачным тевтонским выражением лица дававшая понять, что она постоянно находится на грани нервного срыва, а также являет собой апофеоз безбашенного фанатизма. Так вот, в "КБМ" все такие.

Дальше - больше.Свернуть )

Веганский джихад
mortuos_plango
Грандиозная утренняя пробка подарила мне не только получасовую пешую прогулку на работу, но и удивительное открытие. Проходя по мосту, я увидел диковинные лозунги типа: "V - значит веган", "Go vegan" и даже призыв к "веганскому джихаду" (серьёзно - именно к джихаду). Шизофреничности сему добавляло то обстоятельство, что шрифт надписей был стилизован под скандинавские руны (sic!).

Что всё это значит, для меня так и осталось загадкой. То ли я столкнулся с проявлением узкоспециального юмора, то ли с изумительной идеологией, сочетающей в себе веганство, радикализм (возможно, даже с исламским оттенком, но вряд ли) и какое-то неоязычество. Веганский дискурс сам по себе мне всегда казался странноватым, но это просто безумное сочетание. Я в восхищении.

Что ж, "мы следим за развитием событий".

***
mortuos_plango
Иногда мне кажется, что 99,(9)% всех интернет-"дискуссий" умещается в мою любимую цитату из "1984":

Бывали дни, когда они собирались и почти сразу расходились, честно признавшись друг другу, что делать им нечего. Но случались и другие дни: они брались за работу рьяно, с помпой вели протокол, составляли длинные меморандумы -- ни разу, правда, не доведя их до конца - и в спорах по поводу того, о чем они спорят, забирались в совершенные дебри, с изощренными препирательствами из-за дефиниций, с пространными отступлениями - даже с угрозами обратиться к начальству. И вдруг жизнь уходила из них, и они сидели вокруг стола, глядя друг на друга погасшими глазами, - словно привидения, которые рассеиваются при первом крике петуха.

Впрочем, иногда мне кажется, что весь интернет умещается в эту цитату. Именно в тот момент, когда человечество продемонстрировало владение колоссальным количеством информации, оказалось, что у него, человечества, ничтожно мало знания. Как выяснилось, это не одно и то же. Видимо, знание - это информация, пропущенная через интеллект. Гора родила мышь. Мышь размером с гору, а то и больше, но всё же оставшуюся мышью.

[(оригинал)]
There were days when they assembled and then promptly dispersed again, frankly admitting to one another that there was not really anything to be done. But there were other days when they settled down to their work almost eagerly, making a tremendous show of entering up their minutes and drafting long memoranda which were never finished -- when the argument as to what they were supposedly arguing about grew extraordinarily involved and abstruse, with subtle haggling over definitions, enormous digressions, quarrels threats, even, to appeal to higher authority. And then suddenly the life would go out of them and they would sit round the table looking at one another with extinct eyes, like ghosts fading at cock-crow.

Толкин и постмодернизм
mortuos_plango
Размышляя то о Толкине, то о постмодернизме, то об обоих разом или каждый полушарием по отдельности, я пришёл к мысли, что они являют собой два выхода из одной проблемы.

Проблема эта - смерть метанарратива (ПМ-термин) или же мифологии (по Толкину). Только постмодернисты в этом проблемы не видели, а, наоборот, смерть метанарратива приветствовали и всячески пропагандировали. Толкин же, напротив, озаботился созданием мифологии, восстановлением метафизического Добра и Зла.

Стратегии нашли отражение в тактиках.

У постмодернистов художественный образ не имеет сам по себе никакой ценности. Ценность ему придают слои - куски умерших метанарративов: мифов, литературных произведений, исторических эпизодов. Только так он обретает смысл.

У Толкина точно так же за образом стоят слои. Но они не то же, что у постмодернистов. То, что Пеленнорские поля похожи на поля Каталаунские, а Гэндальф смахивает на странствующего Одина, нисколько не значит, что первое символизирует второе. Теоден - не Теодорих, а серый плащ и синяя шляпа не указывают нам на Одноглазого. Тут образы самоценны. Когда мы вскрываем слои, мы не познаём новые смыслы, мы лишь понимаем, насколько глубоки корни этих образов, как точно они воспроизводят основные мифологемы Европы, как метко в них бьют. Может быть, потому и веришь в гибель Нуменора, потому что чувствуешь за ним тень Атлантиды? Но Нуменор - не Атлантида, он лишь воспроизводит тот же миф.

Толкинская тактика не есть плагиат. Нет, Толкин воскрешает средневековое миропонимание, в котором не было места "авторскому праву", "аутентичности" и "достоверности". История и её детали тем ценнее, чем точнее они повторяют уже известное - оттого узнаваемое и родное. Повторение служит укреплению авторитета. Потому жития святых и биографии владык так часто содержат одинаковые элементы. Твоя жизнь тем правильнее, чем точнее она соответствует архетипу.

Толкиновским стратегии и тактике чужда постмодернистская гиперрефлексия. Он не задаётся вопросом, зачем нужен метанарратив, он лишь заново собирает расколотый, хаотичный шизо-мир в единое целое.

?

Log in